КАК НАС ДУРЯТ… Воздушные замки майских указов. Валентин Катасонов

Воздушные замки майских указов. Дома у нас строят не для решения жилищной проблемы, а для выгоды подрядчиков и банков. Я уже писал о майских указах президента 2012 и 2018 гг. в части, касающейся темпов экономического развития и демографии.

Я обратил внимание на следующие моменты:
1) выполнение майских указов 2012 года по данным вопросам было полностью провалено;
2) никто из чиновников за этот провал не был наказан;
3) майский указ 2018 году был разработан без учета результатов реализации предыдущих майских указов и без учета реально сложившейся ситуации на момент его подписания;
4) ориентиры и показатели, заложенные в майском указе 2018 году на шестилетний период (до 2024 года), не реалистичны; можно уверенно утверждать, что данный указ также не будет выполнен;
5) из-за отсутствия четких и внятных механизмов реализации национальных программ и проектов (всего их в указе 2018 года двенадцать) бюджетные деньги, изысканные на их реализацию будут использованы, мягко выражаясь, «неэффективно» (скорее всего, будут «распилены»);
6) указ 2018 года еще более вносит хаос в и без того разрушенную систему государственного управления страны;
7) ряд положений майского указа 2018 года противоречит Конституции РФ и еще более усугубляет атмосферу беззакония, царящую в стране.

Теперь хотел бы обратить внимание на такой аспект майских указов 2012 и 2018 гг., как жилищная проблема в России. Ей было уделено достаточно большое внимание и в 2012, и в 2018 гг. Может быть, в этой сфере есть какой-то позитив, может быть, здесь имеются какие-то признаки серьезного отношения власти к решению социально-экономических проблем?

Напомню, что 7 мая 2012 года президент РФ подписал сразу одиннадцать указов. И один из них назывался «О мерах по обеспечению граждан Российской Федерации доступным и комфортным жильём и повышению качества жилищно-коммунальных услуг» (указ № 600). В документе много конкретных цифр. Например, по ипотечному кредитованию, которое, по замыслу власти, должно было стать важнейшим инструментом решения жилищной проблемы: «до 2018 года: снижение показателя превышения среднего уровня процентной ставки по ипотечному жилищному кредиту (в рублях) по отношению к индексу потребительских цен до уровня не более 2,2 процентных пункта; увеличение количества выдаваемых ипотечных жилищных кредитов до 815 тысяч в год».

Были конкретные целевые установки, измеряемые квадратными метрами и числом людей-новоселов. Наиболее обобщающей была следующая установка: «до 2020 года — предоставление доступного и комфортного жилья 60 процентам российских семей, желающих улучшить свои жилищные условия».

Кроме того, ставились конкретные задачи по ликвидации аварийного жилищного фонда, по улучшению жилищных условий многодетных семей и т. п.

Теперь обратимся к майскому указу 2018 года, который имеет весьма амбициозное название — «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Среди девяти национальных целей, сформулированных в данном документе, под номером пятым значится следующая: «улучшение жилищных условий не менее 5 млн. семей ежегодно». Но это еще не все.

Далее в указе одним из двенадцати национальных проектов назван проект в сфере жилья и городской среды (пункт 6 документа). Там много конкретики и показателей-ориентиров. Например: «увеличение объёма жилищного строительства не менее чем до 120 млн. квадратных метров в год». Опять упоминание ипотечного кредитования как средства решения жилищных проблем: «обеспечение доступным жильём семей со средним достатком, в том числе создание возможностей для приобретения (строительства) ими жилья с использованием ипотечного кредита, ставка по которому должна быть менее 8 процентов». И т.д. И т.п.

Что можно сказать по майским указам в части, касающейся жилищной проблемы?

Во-первых, мягко говоря, указы 2012 и 2018 гг. между собой не «состыкуются». Если власть собирается всерьез решать жилищную проблему, то наборы показателей и целевых установок должны быть унифицированы и переходить из одного документа в другой. Это азбучная истина науки под названием «государственное управление». Указы 2012 и 2018 гг. являют собой управленческую какофонию. Указ 2012 года — «в огороде бузина», а указ 2018 года — «в Киеве дядька».

Во-вторых, установки указа 2012 года по решению жилищной проблемы в России провалены полностью. А установки указа 2018 года нереалистичны, что позволяет уже сейчас со 100-процентной уверенностью предсказать провал жилищных планов в 2024 году. Для этого мы можем обратиться к данным Росстата. Приведу значения показателя количества семей, улучшивших свои жилищные условия, по годам (тыс. семей):

Как видим, в 2017 году число семей, улучшивших жилищные условия, по сравнению с 2012 годом, когда был подписан указ № 600, сократилось более чем на 1/3. За четыре полные года действия указа № 600 (2013−2017 гг.) количество семей, переехавших в новое жилье, составило 542 тысячи. Это даже меньше, чем число новоселов лишь в одном 1995 году (а то время, замечу, было очень непростым). А в 1990 году (тогда это была не Российская Федерация, а союзная республика РСФСР) число новоселов было в 2,4 раза больше, чем за четырехлетний период 2013—2017 гг. По данным Росстата, число семей, остро нуждающихся в улучшении жилищных условий, составляло в 2017 году 2,44 миллиона. Для сравнения: в 2010 году показатель был равен 2,70 млн. Проблема почти не «рассасывается». Наблюдается «бег на месте». Ведь каждый год появляются все новые «остро нуждающиеся в улучшении жилищных условий» семьи (причины разные, не буду на них останавливаться).

Согласно данным Росстата, в последние годы число семей, улучшающих жилищные условия, составляет около 5% по отношению к общему числу семей, находящихся на учете как остро нуждающихся в таком улучшении. Чтобы не было бега на месте, показатель должен быть повышен хотя бы до 10% (для справки: в 1990 году он был равен 14%, а в 1995 году — 8%).

В 2012 году, когда был подписан указ № 600, число нуждающихся в жилье семей составляло 2,66 млн. Указ предусматривал сокращение их числа на 60% к 2020 году. Т.е. в следующем году число таких семей должно было бы сократиться почти до 1 миллиона. Я почти уверен, что в следующем году этот показатель вряд ли опустится даже до планки в 2 млн. Разве непонятно, что майский указ № 600 с треском провален? У нас есть специальное ведомство — Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ, которое, как мне кажется, является основным, кто отвечает за реализацию указа № 600. С 2013 по 2018 гг. Минстрой России возглавлял Михаил Мень. Ушел в мае нынешнего года тихо, без каких-либо последствий для своего реноме, передав эстафету руководства Владимиру Якушеву.

Возникает удивительный парадокс: вроде бы в стране уже многие годы наблюдается «горячка» жилищного строительства, а жилищная проблема для миллионов и миллионов наших сограждан остается острой. Но дело в том, что строят не для бедных и малоимущих. Дома строят не для решения жилищной проблемы, а для того, чтобы могли заработать подрядчики. Но и подрядчики не главные бенефициары. Таковыми являются банки, предоставляющие ипотечные кредиты.

Квартира сегодня — не только и не столько «крыша над головой», сколько актив, объект инвестирования. Суть жилищного строительства извращена до неузнаваемости. Это средство обогащения. Никакие майские указы не решат жилищную проблему для миллионов наших семей, пока в стране будет существовать капиталистическая модель экономики, которая действует и в сфере жилищного строительства.

А теперь, с учетом сказанного посмотрим еще раз на майский указ 2018 года. Кажется, авторы этого документа окончательно утратили чувство реальности. В планируемый шестилетний период 2019—2024 гг. в расчете на год число семей, улучшающих жилищные условия, будет не менее 5 млн. Это в 41 раз больше фактического показателя за 2017 год. А за шестилетку число таких семей составит 30 миллионов.

Если исходить из консервативной оценки, что в семье в среднем по четыре человека, то получается, что общее число людей, которые должны переехать в новое жилье, составит 120 млн. человек. Остальные граждане (примерно 26,8 млн. чел.) и в настоящее время пребывают в нормальных жилищных условиях, а некоторые из них — даже «в шоколаде» (имеют богатые особняки или по несколько квартир, иногда даже за пределами России).

Т.е. нам обещают, что Россия в 2024 году превратится в «жилищный рай»! Что-то в духе «Города Солнца» итальянского философа-утописта Томмазо Кампанеллы. Но кажется, разработчики указа переплюнули знаменитого Кампанеллу, обещав народу «воздушные замки». На фоне фантазии инициаторов жилищных планов майского указа 2018 года даже барон Мюнхгаузен «отдыхает». «Отдыхает» и Никита Сергеевич Хрущёв, который на XXII съезде КПСС обещал, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме».

Давайте спустимся на грешную землю. Еще в майском указе 2012 года была поставлена задача решить проблему ветхого и особенно аварийного жилья. Пребывание людей в таких помещениях небезопасно для здоровья и даже жизни. Вот статистика Росстата только по категории аварийного жилья (млн. кв. м): 1995 г. — 4,9; 2012 г. — 22,2; 2017 г. — 24,6. На аварийном жилье не только не удалось поставить крест, его ареал за годы действия указа № 600 расширился. Его доля в общем жилищном фоне в 2012 году составляла 0,7%; в 2017 года она осталось такой же — 0,7%. Глава наблюдательного совета Фонда ЖКХ Сергей Степашин в 2017 году признал, что в таком жилье пребывает как минимум 800 тыс. наших граждан.

Но и это еще не все. Власть не замечает, что у нас в стране есть категория людей, которые вообще не имеют крыши над головой. Даже ветхой, дырявой. Это бездомные, или, как их принято называть, «бомжи». Насчет того, что в 2024 году Россия будет представлять «жилищный рай», я отношусь как к больной фантазии. А вот в том, что при нынешней социально-экономической политике правительства число бездомных (бомжей), как отмечают некоторые независимые эксперты, у нас может увеличиться, я охотно верю.

Росстат бессилен дать статистику числа бомжей. Как-то он дал цифру за 2010 год и всех насмешил. По его сведениям, в России тогда было всего 64 тыс. бездомных. Это был результат переписи населения (кстати, следующая запланирована на 2020 год). А вот эксперты партии «Справедливая Россия» дали свою оценку: от 3 до 5 миллионов бездомных на 2010 год. Во второй половине текущего десятилетия, по оценкам экспертов, численность бездомных варьирует в диапазоне от 1,5 до 3,0 млн. человек. Многие из них даже не числятся в списках нуждающихся в улучшении жилищных условий. Улучшение предполагает, что у человека хоть что-то есть. А у бомжей — ноль.

О решении проблем бездомных нет ни слова в майском указе, а ведь «бездомная Россия» — позор для власти. Видимо, таким образом власть собирается бороться с бедностью. Морозы в России бывают жестокими. Каждый год фиксируются множество смертей от переохлаждения. Большинство жертв — бомжи. Они же — граждане с уровнем доходов ниже прожиточного уровня. Проще говоря, нищие. А большинство таких смертей вообще не фиксируются. С точки зрения власти, бомжи — забалансовый показатель и очень эффективный способ борьбы с бедностью. Не стало человека — и социальная статистика улучшилась.

Обращаю внимание на то, что майские указы уповают на ипотечные кредиты как средство улучшения жилищных условий. А ведь они могут стать фактором увеличения количества бомжей. Чаще всего банки дают человеку (российскому гражданину) кредит под обеспечение его жилой недвижимости; через некоторое время банк фиксирует нарушение клиентом условий кредитного договора и лишает человека залога, проще говоря, отнимает у него жилье. Вместо «улучшения жилищных условий» — переход в состояние бомжа, который вообще выпадает из поля зрения Росстата не портит благостную картину решения жилищных проблем в стране.

Кстати, по вопросу о процентных ставках по ипотечным кредитам. В 2018 году она варьировалась в диапазоне между 10,5% и 14,0%. А что по поводу ставки сказано в указе 2012 года? Что она не должна превышать уровень инфляции (индекса потребительских цен) более чем на 2,2 процентных пункта. Росстат сообщил, что инфляционный рост цен в прошлом году составил 4,3%. Следовательно, максимальная ставка по ипотечным кредитам должна была быть 6,5%. А реально она была в два раза выше.

Вывод, который напрашивается в результате беглого анализа майских указов 2012 и 2018 гг. в части, относящейся к жилищной проблеме, подтверждает ранее сделанные выводы: указы не предназначены для того, чтобы решать обозначенные в них проблемы. Они являются в чистом виде PR-инструментами власти и «дымовой завесой», прикрывающей разрушение остатков российской экономики, ограбление и уничтожение народа.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

О национальных программах и проектах, которые угробят страну. Валентин Катасонов

Каждый раз, когда я слышу об очередной глупой инициативе наших властей, почему-то вспоминаю крылатую фразу «Что думать? — Трясти надо!». Это из популярного в советское время армейского анекдота из серии «прапорщик». Решили провести конкурс: кто умнее — прапорщик или обезьяна? На стадионе собралась тысячная толпа, на арене стоит дерево, на которое повесили банан. Рядом лежит длинная палка. На арену выпустили обезьяну, она увидела банан, начала прыгать, пытаясь достать вожделенный плод. Толпа гудит: «Думай, обезьяна, думай!».

Она оглядывается, видит палку, с ее помощью сбивает банан и съедает его. Вешают новый банан и приглашают на арену прапорщика. Тот также прыгает. Потом начинает трясти дерево без должного результата. А рядом лежит все та же палка. Толпа гудит: «Думай, прапорщик, думай!». Разгоряченный прапорщик, не отрываясь от своего дела, бросает в толпу фразу: «Что думать? — Трясти надо!».

В советское время эти слова стали крылатой фразой, которой описывались разные случаи «сизифова труда». У Ивана Крылова это называется «мартышкин труд» (басня «Обезьяна»). Многие нынешние чиновники мне напоминают того «упертого» прапорщика. Так, я недавно писал о достаточно странных инициативах нашей власти, называемых «национальными проектами». Я уже хотел ставить точку на этой теме. Но вот только что в Сочи прошел ставший уже традиционным Российский инвестиционный форум, где тема национальных проектов оказалась чуть ли не главной.

Небольшая справка: впервые термин «национальный проект» появился в 2005 году. В 2006 году правительство заявило, что у нас четыре национальных проекта (НП): здравоохранение, образование, жильё, сельское хозяйство. Понятие НП было крайне размытым, поскольку чиновники иногда еще называли другие проекты: наука, культура, демография. Тут имела место банальная путаница: национальными проектами называли национальные приоритеты. А список национальных приоритетов был делом вкуса, а также зависел от текущей политической и социально-экономической ситуации.

Проходит шесть лет. На свет рождаются известные майские указы президента РФ 2012 года (всего 11 указов). Таинственным образом понятие «национальный проект» из них исчезает. Ключевым становится понятие «национальная программа». Каких только нет программ в майских указах 2012 года: «Развитие здравоохранения», «Развитие образования», «Культура России», «Социальная поддержка граждан», «Развитие науки и технологий» и «Развитие транспортной системы»; «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности», «Развитие авиационной промышленности», «Космическая деятельность России», «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности», «Развитие судостроения», «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности», а также Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. Как национальные программы соотносятся с национальными проектами, указы (суммарный объем документов — 57 страниц) нам не объясняют.

Проходит шесть лет, и на свет рождается указ президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» от 7 мая 2018 года. Здесь таинственным образом национальные программы исчезают и опять появляются национальные проекты. Всего 12 НП. А о программах — молчок. Может быть, программы упразднили и решили начать новую жизнь, вернув старые добрые «национальные проекты»? Нет, внимательно изучив официальный сайт правительства РФ, я обнаружил, что программы существуют, общее число их составляет 40.

Правда, называются они не «национальными», а «государственными». Когда и на каком основании произошло их переименование, неизвестно. Может быть, какие-то из государственных программ являются «национальными», а какие-то нет? А ведь в понятийном аппарате нашего правительства еще имеются такие термины, как «федеральная программа» (их тоже имеется целая куча) и «федеральный проект». Кроме того, имеются «региональные программы» и «региональные проекты».

Для разгадки таких понятийно-терминологических ребусов в сфере государственного управления я пытался проконсультироваться с моими знакомыми, работающими в министерствах и ведомствах, но членораздельного ответа не получил. В советские времена, как сейчас помню, шутили: «Без бутылки не разберешься». Думаю, что ни бутылка, ни иностранные разведки раскрыть запутанную картину сегодняшнего государственного управления в России не сумеют.

Но, как говорится, «чем дальше в лес, тем больше дров». В последнем майском указе президента обозначено 9 национальных целей и 12 национальных проектов. Не проще ли было сделать, чтобы каждой национальной цели соответствовал свой национальный проект? Дополнительные осложнения возникают в связи с тем, что некоторые национальные проекты умудрились в указе назвать точно также, как названы национальные программы.

Управленческая какофония еще более усиливается в связи с тем, что программы и проекты (национальные, федеральные, региональные) имеют разные временные горизонты. В майском указе 2018 года, вроде бы определен общий временной рубеж — 2024 год. Но даже в нем непонятно, зачем фигурирует также 2030 год. А если взять государственные программы, то там полный разброд и шатание. Так, программа «Охрана окружающей среды» имеет временные рамки 2012- 2020 гг., «Развитие культуры и туризма» — 2013- 2020 гг., «Развитие пенсионной системы» — 2020- 2035 гг., «Информационное общество — 2011−2020 гг. И т.п. Очевидно, что такой временной разнобой позволяет создавать «мутную воду», в которой чиновники могут скрываться от ответственности за свои бездействия и злоупотребления.

Подобная управленческая какофония приводит к тому, что чиновник все 100% своего рабочего времени занимается изучением бесконечного количества законов, программ, ведомственных нормативных документов и прочих бумаг, чтобы определить свое место в аквариуме с «мутной водой». Вся энергия чиновники сублимируется в то, чтобы ориентироваться в информационно-управленческом хаосе. Некоторые уже достигли в этом совершенства, плавают в нем (хаосе) как рыба в воде.

По моим представлениям, в течение всего прошлого года министерства и ведомства активно и очень горячо обсуждали ряд актуальнейших задач социально-экономического развития страны, поставленных президентским указом от 7 мая 2018 года. А именно решали головоломки: 1) как распределить между собой национальные цели указа; 2) как распределить между собой национальные проекты; 3) в какие национальные программы вписать национальные проекты; 4) сколько денег под свой «кусок» в бюджет заложить. И т.п.

Скорее всего, получится по А. Райкину, из сценки о пошиве костюма: один рукава изготавливает, другой подкладку пришивает, третий за пуговицы отвечает… А в результате получается безобразие, одеть нельзя. Впрочем, в сценке Райкина на выходе был хотя бы какой-то костюм. У наших чиновников к 2024 году не будет даже кривого «костюма».

Пикантность вопроса исполнения указа заключается в том, что под него нужны деньги. Майский указ — последнее слово в науке экономического планирования. Ибо под любым проектом и планом понимается документ, в котором цели увязываются со средствами, в том числе финансовыми. В указе есть «голова» (определены цели, причем даже количественно), а «тела» (обозначения средств — финансовых, материально-технических, кадровых и иных) у этого странного существа нет. Если уже очень хотелось осчастливить народ национальными проектами, то надо было писать указ по законам жанра — как поручение правительству, но без расписывания целей.

Сколько надо было денег, на момент принятия указа, никто не знал. Указ предписывал, что деньги должны быть изысканы. Помню, еще в начале лета некоторые эксперты говорили, что нужно 100 трлн. руб. Потом называли другие суммы. Наконец, остановились на цифре в диапазоне от 25 до 28 трлн. руб. Практически все запланированные на реализацию НП деньги — из федерального бюджета. В расчете на год в среднем получается по 6,5 трлн. руб.

В ноябре 2017 года Дума приняла бюджет на 2018 год и последующие два года (бюджетное планирование на трехлетней основе). Годовые бюджетные расходы были определены в 2018 г. в сумме 16,4 трлн. руб. В 2020 году они должны составить уже 17,2 трлн. руб. Получается, что по отношению к запланированным (и одобренным Думой) расходам бюджета среднегодовые расходы на реализацию НП составляют около 40%. Значит, после появления НП утвержденный федеральный бюджет придется корёжить? Как тут не вспомнить пословицу «Шей да пори, не будет пустой поры».

У меня складывается все более устойчивое мнение, что национальные проекты и другие «управленческие новации» властей не имеют никакого отношения к экономике, а являются PR-средством, призванным продлить нахождение чиновников у власти. Это моя самая «мягкая» версия. Другая версия — чиновники хотят по-стахановски «напилить» большие деньги.

Я занимался в прошлом управлением инвестиционными проектами и хочу сказать, что проекты без строгого технико-экономического обоснования (ТЭО) — идеальное средство для «зарабатывания» больших денег. А нынешние национальные проекты никакого ТЭО не имеют.

Наконец, более «жесткая» версия: подобного рода инициативы и новации призваны внести хаос в экономику, подорвать окончательно ее управляемость.

Почему я так пессимистично смотрю на картину. Хотя бы потому, что на нее сверхоптимистично смотрит наш премьер-министр Дмитрий Анатольевич Медведев. На упомянутом мною Российском инвестиционном форуме премьер заявил, что доволен результатами исполнения майских указов президента 2012 года. В числе успехов он назвал рост рождаемости и увеличение зарплат бюджетников.

Как-то не очень убедительно звучали слова о росте рождаемости на фоне недавнего сообщения Росстата о том, что в России впервые за многие годы произошло сокращение численности населения. А разговоры о росте зарплат бюджетников — сегодня тема «черного юмора». Мы знаем, что средняя зарплата преподавателя вуза если и поднялась, то за счет значительного сокращения штатной численности профессорско-преподавательского состава и повышения нагрузки на оставшихся преподавателей.

Моя преподавательская карьера началась в середине 1970-х гг., и я могу сказать, что сегодняшняя нормативная нагрузка на профессора (в часах) по сравнению с теми временами увеличилась почти в два раза. Профессорская нагрузка сегодня примерно такая же, какой она была у преподавателя или старшего преподавателя в советское время. А зарплата медицинского персонала? Она была увеличена за счет того, что медсестры как основная часть такого персонала были переведены на должности уборщиц и технического персонала (на них действие президентского указа 2012 года не распространялось).

Напомню Дмитрию Анатольевичу некоторые цифры из указов 2012 года. Правительству Российской Федерации поручалось обеспечить: а) создание и модернизация 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году; б) увеличение объёма инвестиций не менее чем до 25 процентов внутреннего валового продукта к 2015 году и до 27 процентов — к 2018 году; в) увеличение доли продукции высокотехнологичных и наукоёмких отраслей экономики в валовом внутреннем продукте к 2018 году в 1,3 раза относительно уровня 2011 года; г) увеличение производительности труда к 2018 году в 1,5 раза относительно уровня 2011 года.

По каждому из этих показателей можно писать отдельную статью. Для иллюстрации возьму самый простой и доступный — доля инвестиций в ВВП (в процентах). По данным Росстата, в 2011 году показатель был равен 20,7; в 2012 году — 20,9; в 2014 году — 21,2; в 2016 году — 21,2; в 2017 году — 21,4. Кажется, комментарии излишни.

А доля высокотехнологической продукции в ВВП страны? В 2011 году она была равна 19,7%. Запланированное увеличение в 1,3 раза означает, что в 2018 году доля должна была составить не менее 26,6%. А Росстат (при всей его предвзятости и ангажированности) сообщает, что фактическое значение показателя в прошлом году было равно 21,3%.

Высокопроизводительные рабочие места — показатель, который Росстатом пока не «освоен» в полной мере (нет внятной методологии). Росстат сообщает, что в 2012 году число таких мест в российской экономике было равно 13,67 млн., а в 2016 году увеличилось до 16,61 млн. Как видим, за четыре года прирост менее 4 млн. рабочих мест. Очевидно, что задание при таких темпах выполнено не будет.

Институт экономического роста им. П.А. Столыпина («Деловая Россия») ставит под сомнение оценки Росстата. По мнению экспертов института, за указанный период произошло сокращение числа высокопроизводительных рабочих мест. Выясняется, что главным критерием для идентификации высокопроизводительного рабочего места у Росстата является уровень заработной платы работника. По методологии Росстата, наибольшее число высокопроизводительных рабочих мест, оказывается, находится в секторе государственного управления, где чиновники получают «жирные» зарплаты. Если судить по этому критерию, то рабочее место премьер-министра Д. Медведева следует отнести к разряду «особо высокопроизводительных».

Примечательно, что «галлюцинации» премьер-министра по поводу «успешного» исполнения майских указов 2012 года подверг сомнению даже такой либерал, как Алексей Кудрин. Сейчас он занял кресло руководителя Счетной палаты. Очевидно, что отношения между Кудриным и Медведевым по известным причинам уже давно являются напряженными. И с учетом этого «субъективного» момента Кудрин пристально отслеживает все заявления и решения нынешнего премьера.

Медведев как-то заявил, что майские указы 2012 года выполнены на 93%. А вот Кудрин озвучил на Гайдаровском форуме в прошлом месяце оценку Счетной палаты: в лучшем случае на 70%. Конечно, Кудрин понимает правила игры и не зарывается, называя цифру 70. Но вообще-то процент исполнения даже теоретически нельзя просчитать, поскольку плановые показатели указов 2012 года относятся к разным сферам общественной жизни и имеют разные единицы измерения: проценты (доли, темпы прироста), рубли (миллионы, миллиарды и даже триллионы), продолжительность жизни в годах и т. п.

Кстати, Кудрин прекрасно это понимает. Он обратил внимание на то, что проверить исполнение запускаемых национальных проектов проблематично, ибо в них заложены такие целевые установки, которые зачастую нельзя измерить с помощью имеющихся показателей.

Я вообще предлагаю смотреть не на отельные «деревья» (показатели), а охватить общим взглядом весь «лес» (российскую экономику и социальную сферу). Так вот, на фоне непрерывной болтовни о майских указах 2012 года происходило непрерывное ослабление позиций России в мировой экономике и ухудшение реального (а не «бумажного», номинального) уровня жизни наших сограждан. Взять, например, долю России в мировом ВВП.

Если измерять эту долю, опираясь на показатель ВВП России, измеренный в долларах США по обменному курсу рубля, то в 2012 году доля России была равна 2,9%, а в 2018 году она снизилась до 1,8%. А если измерять ВВП России на основе паритета покупательной способности рубля (по отношению к доллару США), то доля России в мировом ВВП с 3,7% в 2012 году упала до 3,1% (приведенные цифры базируются на статистике и оценках МВФ).

Итак, мы наблюдаем, с одной стороны, наглую ложь со стороны власти об «успешном исполнении» президентских указов 2012 года. С другой стороны, полную безответственность за их неисполнение. Думаю, что, выйдя сухими из истории с полным провалом предыдущей «шестилетки», чиновники правительства в новой начавшейся «шестилетке» будут действовать еще более нагло. Точнее, наоборот, будут бездействовать. Медведев на днях заявил, что благодаря реализации 12 национальных проектов Россия в 2024 году превратится в мощное государство, которое в мировой экономике станет центром гравитации.

Если страной по-прежнему будут управлять чиновники, уподобляющиеся легендарному барону Мюнхгаузену, то более подходящим будет другое сравнение. Российская экономика похожа на «Титаник», медленно погружающийся в пучину мирового океана.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

В ГoсДуме заявили об отсутствии денег на выполнение социальных обязaтeльств в регионах

Бюджeты роcсийских рeгионов могут нe спрaвиться с нaгрузкой, кoторую вoзлагает на них новая серия майских указов президента Влaдимира Путина, потребовавшего за 6 лет догнать Германию, побороть бедность и войти в топ-5 экономик мира.

Тeкущая финaнсовая ситуация на уровне субъектов такова, что дополнитeльные обязательства под ускорение экономики не позволят им испoлнять социальные обязательства перед населением, заявил в понедельник глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров.

Нaциональные проeкты, предусмотренные майским указом, потребуют, по дaнным прaвительства, 25,7 триллиона рублей. Из этой суммы лишь 7,5 трлн будет профинансировано не из средств налогоплательщиков. Основную часть — 13,2 трлн рублей — выделит федеральный бюджет, а 4,9 трлн — должны изыскать власти субъектов РФ.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Подсчёт бедняков в России изменят, но никто не знает как

Разговоры об изменении методик оценки бедности идут уже давно. Дело в том, что «бедность» – краеугольный камень сразу двух важных параметров. Во-первых, оценки качества работы правительства, во-вторых – объёма социальных расходов. И если первое чувствительно, но не критично, то второе прямо отражается на расходах бюджета, которые Минфин России старается всеми способами минимизировать. Это не значит, что любой пересмотр методики будет приводить к снижению числа людей, официально признанных бедными. Власть, безусловно, играет с нами краплёными картами, но не стоит представлять себе, что в правительстве сидят исключительно злобные бармалеи, которые только и думают, как бы народ без куска хлеба оставить. Нет, это вполне приличные люди, такие же, как и мы с вами, более всего озабоченные сохранением своего рабочего места и размером заработков.

Смущает лишь одно совпадение. Совсем недавно, в мае 2018 года, президент Владимир Путин потребовал за шесть лет вдвое снизить число бедных в России. Напрашивается вопрос, не с этим ли связан пересчёт бедняков по-новому? Мы хорошо помним, как подтягивались зарплаты учителей и врачей к исполнению предыдущих майских указов, какими статистическими кульбитами имитировали пресловутое «в два раза выше средней по региону», а когда вес был взят (никого из министров не уволили по служебному несоответствию), чиновники скинули маски, и оказалось, что девять тысяч рублей для педагога – это очень даже много.

Не получилось бы так же и с бедностью. Тем более что глава Минтруда Максим Топилин ещё недавно говорил, что никаких изменений методики, подгона цифр под результат не будет.

В Министерстве труда и занятости сообщили, что с 2020 года Росстат добавит в выборку по бедности некоторые категории граждан, которых сейчас не обследуют на бедность – в частности, женщин с детьми до шести лет. Другие категории пока не названы, да и вообще странно, что о делах Росстата сообщает Минтруда, а не Минэкономразвития, в структуру которого входит статистическое ведомство. Но гораздо более странно, что вообще расширяется список «обследуемых категорий» – получается, что бедность мы считаем только для определённых категорий? И что женщина с ребёнком семи лет уже заведомо не бедная? Чего тогда стоят вообще эти подсчёты?

Обследование по бедности в России – результат анализа состояния дел в 48,5 тыс. домохозяйств самого разного уровня. В него нельзя включить женщин с детьми определённого возраста, так как они всегда там были, но можно увеличить их долю в выборке.

Сейчас около 20 млн россиян имеют доходы ниже прожиточного минимума – это 13,3% населения. Скажем, в Москве бедной будет считаться полная семья из четырёх человек (двое взрослых, двое детей), общий доход которой менее 65 036 рублей – это сумма прожиточных минимумов двух взрослых (18 580 руб.) и двух детей (13 938 руб.). Для сравнения, в Саратовской области грань бедности для такой семьи – 36 674 рубля (9390 и 8947 руб. соответственно). Да-да, московское дитятко кушает на сумму в полтора раза большую, чем саратовский слесарь. При этом цены в магазинах – примерно одинаковые. Но это уже совсем другой вопрос.

Можно сделать вывод: в Москве число бедняков статистическими манипуляциями уменьшить можно – например, просто придержав рост прожиточного минимума. А вот в провинции – очень сложно.

Доживём до 2020-го

Остаются опасения подтягивания статистики к требуемому результату. Тем более что в декабре 2018 года сменился глава Росстата – Александра Суринова сменил Павел Малков. И отставка Суринова почётной не выглядела – качество статистики, предоставляемой ведомством, было настолько низким, что это замечали даже министры медведевского правительства.Надеемся, перед Малковым поставлена задача привести статистику в соответствие с реальностью, а не с KPI министров труда, экономического развития или ещё какого-нибудь ведомства.

Автор:
Мельников Михаил

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

НАС ЖДЕТ ОГРОМНЫЙ КРИЗИС… Путинские майские указы — антинациональны! Профессор Валентин Катасонов. (ВИДЕО)

2018 год показал, что впереди грядет мощнейший кризис, из-за чего народ России будет низведен до полной нищеты. И кризис этот уже никто не отменит. Он, скорее всего, и станет спусковым крючком для масштабной  войны.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

К ЧЕМУ ПРИВЕЛА ОПТИМИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: В России нет денег на зарплату медикам

У регионов больше нет денег, чтобы повышать зарплаты бюджетникам. Губернаторы изворачиваются, чтобы прислать в Москву красивые — а по сути липовые — отчеты. Медики сидят на голодном пайке, получая порой копейки.

Министр финансов Антон Силуанов, выступая на заседании Комитета по бюджету и налогам Госдумы, заявил: в 2018 году в стране будет меняться система межбюджетных отношений -чтобы избавить регионы от огромных долгов.

О том, что долговая нагрузка на субъекты сегодня запредельная, заявлял и вице-премьер Дмитрий Козак на заседании правительственной комиссии по региональному развитию. Регионам разрешать поэтапно замещать коммерческие (взятые в банках) кредиты на бюджетные — то есть под значительно более низкий процент.

Разумеется, губернаторы берут ссуды не от хорошей жизни, а чтобы финансировать расходные обязательства. И в первую очередь социальные. Полномочий сегодня так много, что многим территориям денег не хватает. 24 ноября на всероссийском селекторном совещании Дмитрий Козак потребовал от губернаторов в кратчайшие сроки отчитаться: готовы ли они к реструктуризации долговых обязательств и дальнейшему выполнению майских указов.

Готовы не все.

Серьезные проблемы у Карелии, Удмуртии и Хакасии: в частности, Верховный совет Хакасии официально обратился к главе российского правительства Дмитрию Медведеву и председателю Государственной Думы Вячеславу Володину с просьбой выделить региону 28,2 млрд. рублей (на погашение просроченной кредиторской задолженности). Хотя это и больше, чем государственный долг республики.

Чуть скромнее претензии у Удмуртии — здесь расходные обязательства бюджета пришлось урезать на 3,5 млрд. рублей. А вот Карелии не хватает «всего» 783 миллиона. Здесь нет денег на выполнение майских указов президента — повышение зарплат учителям, медикам, деятелям культуры и другим работникам социальной сферы.

Койка тяжело больна

Разумеется, больше всего страдают от нехватки средств в региональных бюджетах именно бюджетники. Майские указы обязывали каждого губернатора к 2020 году поднять им зарплаты от средних по каждому региону. Пока не получается.

К ЧЕМУ ПРИВЕЛА ОПТИМИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: В России нет денег на зарплату медикам

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

И самая плачевная ситуация в здравоохранении. Минздрав России сочиняет радужные реляции о том, какими темпами растут зарплаты фельдшеров, медсестер и, конечно, докторов. Но результаты независимого мониторинга эту благостную картину разрушают.

Ведут такой мониторинг сразу несколько независимых центров — Академия труда и социальных отношений, Гильдия защиты медицинских работников, профсоюз медработников «Действие», Фонд независимого мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье», сообщество «Врачи РФ»…

В общем, всех «контролеров» и не упомнишь. Регулярно проводит опросы среди своих зрителей-медиков и «Общественное телевидение России» (ОТР).

Результаты — плачевные.

По итогам 2016 года Росстат отчитался, что Средняя зарплата врачей в России выросла на 5,8% и составила 50,7 тысячи рублей в месяц. Причем доктора, работающие в федеральных клиниках, в среднем получают по 58,3 тысячи, в региональных — по 50 тысяч, а в муниципальных — по 39,2 тысячи.

Медсестры, если верить всезнающему Росстату, зарабатывали по 28,2 тысячи рублей в месяц (на 4,4% больше, чем было годом ранее).

Но все это оказалось лукавством. Совсем иные результаты обнаружила Академия труда и социальных отношений. Самые высокие зарплаты оказались в Санкт-Петербурге (34 тысячи у врача, 21,9 тысячи у медсестры), Московской области (соответственно, 31,4 и 23,7 тысячи) и Хабаровском крае (31,3 и 26,5 тысяч).

Самые же низкие зарплаты были в Ставропольском крае (18,5 и 18 тысяч), Воронежской области (17,3 и 16,5 тысяч) и Волгоградской области (16,8 и 14,2 тысячи).

По результатам всероссийского опроса, проведенного Академией труда и социальных отношений по итогам 2016 года, 56% докторов, 62% средних медработников и 68% младшего медперсонала (фельдшеры, зубные техники) были абсолютно не удовлетворены своей зарплатой.

8% опрошенных медиков намеревались уйти из здравоохранения вообще, а еще 9% — сменить клинику или даже прописку.

К ЧЕМУ ПРИВЕЛА ОПТИМИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: В России нет денег на зарплату медикам

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Средняя температура по больнице. Включая морг

Фонд «Здоровье», провел собственный опрос среди медиков. Он охватил 8,6 тысяч медработников в 84 регионах (подавляющее большинство — врачи). Оказалось, что в шести регионах реальные зарплаты — вопреки жесткой установке президента Владимира Путина — не выросли, а снизились.

Среди них Еврейская автономная область (минус 3,2%), Ингушетия, Архангельская область, Ненецкий округ, Адыгея и Дагестан (все — в районе 1%).

На постоянные задержки зарплат пожаловался каждый пятый участник опроса; чаще всего с этой проблемой сталкиваются медработники Тывы (77% опрошенных), Ингушетии (69%) и Дагестана (почти 66%).

Три четверти опрошенных медиков подтвердили опасения о растущем дефиците кадров. Причем особенно остро эта проблема стоит в Магаданской области (95% респондентов), чуть немного отстают Хакасия, Марий Эл и Волгоградская область.

Основная причина врачебного дефицита — низкие зарплаты.

А на днях очередной неутешительный рейтинг опубликовала Гильдия защиты медицинских работников, которая провела опрос 8 тысяч медиков в 85 регионах.

Итак, средний оклад в здравоохранении сегодня в России — 13,8 тысяч рублей, со всеми доплатами — 26,2 тысячи.

При этом, скажем, средняя зарплата врачей по Москве — 64,7 тысячи рублей. А, например, в Астраханской области зарплата врача едва дотягивает до 29 тысяч.

Естественно, этих денег, чтобы прокормить семью, не хватает, поэтому медики вынуждены работать на несколько ставок.

В среднем российские врачи трудятся на 1,45 ставки (кстати, несмотря на рост зарплаты врачей в отчетах Росстата, фактическая сумма оклада на одну ставку снизилась).

Больше всего совместителей (больше 1,6 ставки на человека) — в таких специальностях, как анестезиология, реаниматология, неонатология, детская хирургия… То есть это те медики, которые в принципе не должны «перерабатывать», чтобы сохранить максимальную концентрацию внимания, ясный ум и скорость реакции.

Вот вам и причина постоянных врачебных ошибок — дефицит кадров и низкие зарплаты. Минздрав на это закрывает глаза: из регионов ему шлют красивые отчеты. Правда, как отмечают в Гильдии защиты медицинских работников, в статистику искусственно вносят доходы на все занимаемые ставки вместо одной, а заодно и доходы руководящего состава медучреждений и специалистов, занятых в частных клиниках.

К ЧЕМУ ПРИВЕЛА ОПТИМИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ: В России нет денег на зарплату медикам

© Выложено на сайте патриотических новостей РУССКАЯ ИМПЕРИЯ https://RusImperia.Org для всеобщего пользования. Мы-Русские! С нами Бог! Россия, 2018

Эксперт: проблемы есть, а анализа нет

— Хорошо, что проблема оплаты труда медицинских работников не замалчивается, она, безусловно, есть, она очень остро переживается врачами. Конечно же, есть и факты работы на нескольких ставках, и профессиональное выгорание, и общее недовольство врачебного сообщества, что заявленные зарплаты не соответствуют реальным. Особенно на фоне жесточайшего кадрового дефицита, в первую очередь, узких специалистов почти во всех регионах, — говорит в беседе со «Свободной прессой» член Общественной палаты РФ, директор научно-исследовательского центра «Особое мнение» Екатерина Курбангалеева. — Чуть легче в этом смысле дышат субъекты РФ, где есть медицинские вузы. Например, регионы-соседи: Владимирская область, где, по официальным данным, не хватает почти 900 врачей, и Ивановская область, располагающая медицинской академией, где с кадрами все заметно спокойнее и ровнее.

Однако, строго говоря, сравнивать надо «сравнимое» и по одному основанию. Надо углубленно разбираться и в методиках расчета, и, конечно, договориться о понятиях: что понимается под «базовой ставкой», «зарплатой», «окладом», и самое важное, «доходом».

Кроме того, брать среднюю зарплату по России — все равно что, банально, мерить температуру по больнице, ведь зарплата «привязывается» к среднему окладу по конкретному региону. Это во-первых.

Во-вторых, надо определить сравнимую величину и сверить методики расчета.

В-третьих, надо сравнивать зарплату по каждой отдельной врачебной специальности и, более того, по каждой занимаемой должности. Вот тогда сравнение будет корректным

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

ВРУТ В ГЛАЗА… Нищим российским гражданам внушают процветание

«Сколько ни повторяй «халва» — слаще во рту не станет»

Руководство России меняет риторику и начинает говорить об успехах в экономике. В частности, на совещании 16 октября, посвященном экономическим вопросам, президент России Владимир Путин заявил о положительных тенденциях.

В присутствии министра финансов Антона Силуанова, главы Минэкономразвития Максима Орешкина и председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной президент заявил, что промышленное производство растёт в России опережающими темпами, увеличение с января по август текущего года составило 3,3%, а в тяжелой промышленности — 3,8%. Одновременно за первое полугодие на 3,2% выросли инвестиции в основной капитал, а грузооборот увеличился на 3%. Вырос также на 2,7% объем розничной торговли. Все эти данные, по мнению Путина, свидетельствуют о преодолении кризиса в экономике и дает надежду на улучшение качества жизни россиян. Сами россияне почему-то так не думают.

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич считает, что в дальнейшем всё больше работающих людей будут уходить в тень. Причину этого он видит в плачевном состоянии экономики, а показатели развития народного хозяйства, о которых рассказывают с высоких трибун, считает ложными:

— Реальные доходы населения не увеличиваются, общие показатели экономики ухудшаются. Сейчас мы видим, что падают инвестиции, товарооборот в стране. Мы наблюдаем продолжение стагнации, и это не вызывает сомнения. Падает объем грузоперевозок, а это важный индикатор положения дел. Строительство опять начинает проседать, и никто не знает, сколько это будет продолжаться. Ранее строительство функционировало на старых проектах, но сейчас они заканчиваются, а новых почти нет.

Если бы всё было так, как говорит президент, был бы хороший экономический рост, но его нет. Я не знаю, кто информирует главу государства о положении дел, но его слова не отражают реальность. Ситуация совершенно противоположная победным реляциям. Возможно, президент использовал данные полугодовой давности.

Инвестиции в основной капитал падают. Точно так же, как в человеческий капитал, что очень важно. Вложения не растут ни в относительном, ни в абсолютном выражении. Ничего из того, что было объявлено в майских указах президента не то что не исполняется, а ощущение, что про них все забыли.

— С чем связана такая ситуация, ведь цены на нефть вернулись к высоким показателям?

— Мы видим деградацию управленческой системы и уродливую структуру экономики. В стране устаревшая инфраструктура, старое оборудование на предприятиях. Когда были возможности вкладывать в новую инфраструктуру, ничего не делалось. И за это теперь наступает расплата. У нас на инвестиции шло только 17% национального дохода, в Европе этот показатель составляет 25%, а в Китае — 40%. Сейчас хотят показатель увеличить до 25%, но как это сделать, никто не знает. В России раздувается чиновничий аппарат, больше тратится на управление. Откуда взять ресурсы? Только с граждан.

Повышение цен на нефть не приносит долгожданного облегчения ситуации. Тем более правительство решило все деньги, поступающие при нефти дороже 40 долларов за баррель, складывать в «кубышку», то есть в разные стабилизационные фонды. Но, как выясняется, средства этих фондов Россия продолжает хранить за границей. Население посадили на голодный паёк, инвестиции в человеческий капитал и инфраструктуру не делается, а на доходы от нефти получают преференции олигархи и зарубежные финансовые структуры. При этом отложенных средств хватит только на то, чтобы продержаться совсем небольшое время.

В этих условиях экономика просто обескровлена. Сама её структура направлена на продолжение стагнации. Выгодно заниматься только финансовыми спекуляциями. Реальным производством, полезным бизнесом заниматься невыгодно.

— Почти половина молодёжи не хочет устраиваться на работу официально. Это связано с общим положением дел в экономике?

— Когда проводят пенсионную реформу, увеличивают налоги, то трудящиеся реагируют соответственно. Жёсткое давление государства на бизнес, на граждан заставляют трудящихся уходить в «тень». Государство как бы показывает, что оно всё равно отберет то, что будет вычитать из зарплаты. Более того, ходят разговоры, что выплаты в Пенсионный фонд могут быть увеличены. Люди понимают тенденции и вполне логично отказываются от услуг государства. Вот пять лет граждане откладывали на накопительную часть пенсии, а потом фактически всё отобрали.

Те, кто могут, стараются не фиксировать на бумаге свои отношения с работодателем. Наверняка, даже на крупных предприятиях будут появляться схемы, как уменьшить выплаты. Люди просто будут продавать друг другу услуги, но официальные платежи будут уменьшаться. На давление государства люди могут ответить только одним — уходом в подполье. И государство никакой армией налоговых инспекторов не сможет выявить миллионы мелких транзакций.

В «тень» будут уходить и региональные бюджеты. Скоро будут регионы двух типов: дотационные и те, у которых нулевая прибыль. Регионы-доноры начнут прятать свои доходы, чтобы не делиться с другими. Вообще, в стране будет всё больше неформальных отношений. Граждане начнут выживать при помощи огородов, переходить на бартер в расчетах.

— Серая занятость сейчас вполне логична, — говорит профессор Академии труда и социальных отношений Андрей Гудков. — При легальном трудоустройстве с зарплаты вычитается фактически 40%, а при серой занятости этих выплат нет. И за счет этой разницы можно нанять неопытного работника, то есть компенсировать числом работников отсутствие у них опыта.

При этом возможности для легального трудоустройства будут сокращаться. Хотя бы потому, что будет расти пенсионный возраст. Предприниматель окажется в «вилке»: отправить на пенсию старого работника, знания и навыки которого хорошо знает, или нанять молодого работника со всеми рисками. Тем более у молодых выше зарплатные ожидания, так как им надо создавать семьи.

В связи с низким объемом инвестиций в экономику рабочие места создаются крайне медленно — это ещё один фактор. К тому же никак не компенсируется созданием новых мест выбитие рабочих мест, связанное с автоматизацией и роботизацией. С 2011 по 2017 годы в российской экономике пропало 4,5 миллиона рабочих мест.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Итоги реформаторского чеса: за 5 лет в РФ более чем вдвое сократилось количество медиков

Майские указы президента России Владимира Путина от 2012 года в начале текущего года в целом близки к выполнению в части роста зарплат бюджетников — но отдельные категории работников бюджетной сферы оказались пострадавшими, следует из сентябрьского мониторинга экономической ситуации в России экспертов РАНХиГС.

Сильнее всего в ходе реализации майского указа пострадал младший медицинский персонал, численность которого за 5 лет (2013 — 2018 гг.) снизилась с 687 000 до 299 000 человек, и в меньшей степени — средний, отмечают эксперты. Численность врачей снизилась лишь на 3%.

Фактически численность младшего медперсонала снижалась, чтобы не платить этим работникам повышенные зарплаты, следует из документа.

«В 2013—2018 гг. в организациях здравоохранения активно применялась практика перевода младшего медперсонала на должности уборщиц, хотя их обязанности в результате перевода на новую должность не менялись или их функции отдавались на аутсорсинг. В результате эта категория занятых не только оказалась исключенной из сферы действия майских указов, но и лишилась различных льгот, которые полагаются медицинским работникам: сокращенной продолжительности рабочей недели и дополнительного оплачиваемого отпуска», — пишут эксперты. Часть обязанностей мог взять на себя средний медперсонал.

К таким перекосам привел сам майский указ, установивший единую минимальную границу заработных плат для обеих групп медицинского персонала.

«Поэтому в условиях ограниченного фонда оплаты труда организации здравоохранения смогли довести зарплаты среднего медицинского персонала до целевого уровня, оставив большую их часть на рабочих местах, тогда как младший персонал был либо уволен, либо переведен на другие рабочие места, не отмеченные в указе», — пишут экономисты.

От реформы оплаты труда в бюджетной сфере выиграли в основном работники школьного и дошкольного образования, а также врачи, резюмируют эксперты РАНХиГС.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия